православная женщина

Ищите женщину

Какая она. современная православная женщина. чем живет? Можно ли ей ходить на работу, или ее удел — знаменитые «три К» (Kinder, Kirche, Kchen)? Почему дома она слушается мужа, а в Церкви занимает руководящие посты? Всегда ли она ходит в платке и с молитвословом, или ей разрешается делать прическу и макияж? Как угадать в толпе православную женщину.

Готовя к публикации этот текст, набираю в поисковой системе интернета слова: «православные женщины». Вижу многократно растиражированную новость одного солидного информагентства: «Из храма Оптиной пустыни изгнали темнокожего паломника». Оказывается, активные прихожанки выставили из храма православного африканца, «сказав ему, что он еретик, поскольку новостильник, и поэтому не должен причащаться в этом монастыре». Весь процесс выдворения сопровождался руганью и оскорблениями в адрес «еретика».

Описанное выглядит как антиклерикальный анекдот, — хотя едва ли мы имеем дело с фальсификацией. Действительно, невежество и дикость встречаются в нашей церковной жизни. Однако тревожной является сама тенденция: в каком ключе о верующих женщинах чаще всего говорят в СМИ. А ведь, как правило, именно в таком — «выставили из храма такого-то », «обругали такого-то »…

Можно списать все на излюбленную манеру светских журналистов преувеличивать, но не получается: образ озлобленной православной женщины, уже-де-факто принятый массовым сознанием, формирует само церковное сообщество. Именно в церковных или околоцерковных СМИ сегодня публикуется больше всего информации о страшных «церковных бабушках» и невежественных «верующих массах». А светские СМИ лишь копируют и популяризируют эти образы.

Следует задуматься: зачем мы так причудливо «выносим сор из избы», способствуя формированию карикатурного образа Церкви? Образ православной женщины — такой, каким он представлен в СМИ, — за последние два десятилетия религиозной свободы в нашей стране обогатился рядом устойчивых деталей. Итак, это женщина невежественная, но при этом очень активная, а подчас и агрессивная. Внешний облик у нее крайне непривлекательный: нечесаные волосы, выбивающиеся из-под темного платка, забрызганная дорожной грязью юбка «в пол», спортивный рюкзак на плече…

Квинтэссенцией таких представлений является уже ставшая «притчей во языцех» Фотиния — героиня творчества московского журналиста Пелагеи Тюренковой. «Фотиния (в миру Светлана, можно просто Света) оглядывается по сторонам, не находит в округе ни одного храма, яростно крестится на Макдоналдс, подбирает в охапку юбку и ныряет в московскую подземку. Там она достанет из рюкзака замасленный, обернутый в позапрошлогодний „МК“ молитвослов и начнет почти бесшумно шевелить губами…».

Безусловно, практически каждый из нас знаком или хотя бы встречал на приходе таких «Фотиний». Почему-то именно подобные типажи чаще всего оказываются под прицелом фото- и телекамер и светских, и церковных журналистов.

Святейший Патриарх Кирилл, еще в бытность свою митрополитом Смоленским и Калининградским, на встрече с журналистами рассказал, как был потрясен, получив от зрителей своей программы «Слово пастыря» письмо с вопросом: «Почему православные женщины так убого выглядят?». «Мы не должны производить впечатление странных, придурковатых людей, если хотим быть Церковью народа, а не замыкаться в гетто. Мы должны показать пример народу, в том числе и своим внешним обликом», — напомнил владыка Кирилл.

Увы, реальное большинство православных женщин России сегодня остается вне страниц не только массовых, но и внутрицерковных изданий. Об этом несоответствии мифа и реальности давно пора задуматься церковному сообществу. Считать, что женщина в храме обязательно рискует превратиться в «Фотинию», столь же необоснованно и смешно, сколь отговаривать детей ходить в школу, чтобы они не превратились в двоечников. Но православным христианам нашей страны еще предстоит приложить большие усилия, чтобы доказать это своим соотечественникам. И тогда при словах «православная женщина» в сознании русских людей будет возникать действительно величественно-прекрасный образ, а не фольклорная страшилка.

Впрочем, работа это непростая — ведь и у реальных православных женщин немало проблем.

Вопрос для современных верующих семей не праздный: есть разные обстоятельства, способствующие выходу на работу женщины, имеющей даже маленьких детей. В первую очередь, это невозможность содержать семью только на доходы мужа. Немаловажную роль играют и взгляды современных мужчин: мужья желают видеть в своих женах интересных собеседниц, разумных советчиц в делах и, наконец, просто хотят, чтобы они тоже смогли реализоваться в профессиональном плане.

Процессы эти носят общемировой характер, и Россия едва ли отличается здесь от остальных стран. Тем важнее прислушаться к голосу Церкви в этой ситуации.

К слову, для большинства женщин-католичек вопрос «работать или не работать?» на сегодняшний день не стоит. Катехизис РКЦ четко предписывает: «Женщина всегда должна осуществлять материнскую и семейную функцию. […] Если работа вне дома мешает исполнению семейных функций, то таковая является опасным делом для стабильности семьи и одной из главных причин разрушения семьи как основной институции общества».

Главный документ Русской Православной Церкви, разъясняющий этот же вопрос, «Основы социальной концепции РПЦ», не содержит столь однозначных формулировок. Согласно ему Церковь лишь в целом приветствует политическое, культурное, социальное равноправие женщин и мужчин, но противостоит умалению роли супруги и матери и упразднению естественных различий между мужчиной и женщиной. Иными словами, работа не противопоставляется дому столь уж однозначно. В условиях такой свободы действий православная мать семейства испытывает порой огромные трудности. Ведь ей все чаще приходится делать выбор: «только дом» или «дом + работа».

Однако все же не стоит рисовать чересчур радужную картину. И конфликты в семьях, связанные с выходом женщин на работу, и внутренние конфликты женщин, разрывающихся между «бытом» и «не бытом», нельзя сбрасывать со счетов. Вот характерный рассказ, размещенный в интернете:

«Я знаю много женщин, которые ради самореализации оставляют дома детей и идут на работу, хотя муж в состоянии их обеспечить. Они переживают по этому поводу, но находят себе кучу оправданий. Вот и я в том числе — оставила трех детей дома, хоть и с бабушкой, но все равно они скучают по мне, а я чувствую себя виноватой. Проработав полгода, я понимаю, что смысла в этом нет никакого, только потеха самолюбию. Хотя я и имею православный взгляд на это, и муж тоже, но как незаметно давит на нас современная „мораль“ о преуспевающей женщине! Не каждая может это осознать. И страхи тоже — навязанные нам… А вдруг мужу станет со мной неинтересно? А вдруг дети не будут уважать? А вдруг пенсию не заработаю? От маловерия своего мы поддаемся этим сомнениям. Милые женщины! Желаю всем понять истинные мотивы своих поступков.

Слава Богу, мой отдел сокращают, и я вернусь домой, буду с детьми. Но сколько еще нужно душевных и духовных сил приложить, чтобы не только понимать все вышесказанное, но и быть в этом твердо убежденной. Помоги нам Господи!»

Встречая подобные признания, поневоле задумываешься о будущей судьбе всей Православной Церкви: смогут ли православные люди сохранить собственный взгляд на мир, в частности на природу женщины, в условиях современной «постхристианской» цивилизации? Как на практике различить подлинно-христианское «утверждение себя» и проявление гордыни, тщеславия, себялюбия? Эти вопросы остаются открытыми.

Ситуация с «женским вопросом» в «малой Церкви» во многом определяет положение дел в Церкви в целом. С начала XX века тема женского участия в жизни Русской Православной Церкви остается источником споров и конфликтов в церковной среде.

Действительно, даже в церковной ограде современная женщина нередко-де-факто занимает мужское место — конечно, не в плане священнослужения (что все-таки остается «табуированным» вопросом), но в плане пастырского руководства уж точно. Происходит это, как и в семье, — отчасти из-за реальной невозможности поддерживать церковный организм силами одних мужчин, отчасти — из-за женского тщеславия и самолюбия.

Не без основания возникла известная «церковная шутка»: «У католиков только один папа — Римский, а у православных на каждом приходе „папа римский“. И еще несколько „мам римских“ в придачу». Как известно, именно ревностная прихожанка, а не священник встречает в храме неофитов и разъясняет им основы православной веры. Увы, в своем стремлении блюсти «чистоту Православия» верующие женщины намного чаще мужчин проявляют «ревность не по разуму». Так, у местной «мамы римской» всегда можно узнать, от какой болезни какая икона помогает («от головы» — молиться «Иван-Крестителю» , «от зубов» — Антипе). Можно также получить советы о том, как «пользоваться» святынями («земелька с Матренушкиной могилки от всего помогает, и, если соседям или сослуживцам на столы чуть подсыпать, они болеть начнут и от тебя отстанут»)…

Следует заметить, что в противовес «мамам римским» из числа приходских бабушек в последние годы поднимается новая когорта «православных мам» — молодые, образованные, но, увы, ничуть не реже заблуждающиеся женщины. Их активность носит иной, более светский характер. Нередко это действительно героини-подвижницы , несущие на себе огромное бремя забот — в сфере благотворительности, образования, просвещения. Их вклад в современное церковное строительство несомненен — многие нынешние церковные проекты без их труда были бы просто немыслимы. Однако и здесь не все просто.

В книге одной монахини встретила любопытное наблюдение: многие современные женщины-лидеры приходов, увы, чересчур стремятся быть заметными. Образно выражаясь, «нам хоть перекувыркнуться, но чтобы похлопали». В своем стремлении руководить, направлять, вести за собой они требуют от окружающих (то есть от братьев и сестер на приходе, от церковного начальства, от журналистов) непременного признания своих подвигов и заслуг. Отсюда — коллекционирование почетных грамот и фотографий себя с настоятелем, себя со старцем, себя с митрополитом. Отсюда — страсть к созданию всевозможных женских организаций, посещению съездов и симпозиумов.

Знакомая верующая женщина на этот счет справедливо заметила: «Возможно, проблема в том, что „высокие“ подвиги на приходе, на глазах у батюшек и братьев-сестер по вере намного привлекательнее. Если человек просто добросовестно выполняет свои обязанности (дома, на работе), тешить ему себя особо нечем».

В самом деле, многие «активные прихожанки» буквально не любят сидеть дома, так как там им скучно и «нет места подвигу». Любопытная параллель. Светские дамы ходят по выставкам и премьерам, стремятся попасть за кулисы, увидеть своими глазами знаменитых художников и артистов. Но точно так же многие церковные женщины столь же истово посещают архиерейские богослужения и престольные праздники, знают в лицо всех маститых священников, пытаются «прорваться» на исповедь к «заслуженным» духовникам, хвалятся своей посвященностью в «высшие церковные секреты»… Пожалуй, разница между первыми и вторыми неочевидна.

Возвращаясь к теме «образа современной православной христианки», какой ее видит мир, стоит отметить одну неоднозначную тенденцию. Ряд активных прихожанок столичных храмов в последние годы всерьез озабочен формированием в обществе адекватного, положительного образа православной женщины.

«Мы должны поставить перед собой глобальную цель конкурировать с такими популярными женскими медиаобразами, как „ Cosmo-girl “ и „ женщина-Vogue “. На арену журнального рынка, который, будем честны, уже воспитывает и будет воспитывать наших дочерей, должен выйти образ „ ortho-woman “: консервативной девушки (женщины), которая отлично вписывается в современные реалии, но опирается на вечные ценности, проповедуемые Православием», — отметила уже упомянутая Пелагея Тюренкова на недавнем Всероссийском форуме православных женщин.

Впрочем, верующие мужчины, обсуждающие этот проект, отзываются о нем скорее скептически. Вот встреченный мной в сети отклик пользователя Ильи: «Честное слово, надоели уже разговоры про „православный гламур“. Ну, да, не мешают джинсы спасению, и ногти не мешают, и плетение волос, и золото, и жемчуг, и многоценная одежда очень даже способствуют возрастанию благочестия. Если взять модель из фотобанка и пририсовать ей в фотошопе юбку, то это и будет та самая „ ortho-woman “, в природе не существующая и главное — нежизнеспособная. В конце концов, в фотошопе можно и модель из „Плейбоя“ облечь в великую схиму. Только вот какой в этом толк?»

И в самом деле, соперничать с современным глянцевым идеалом православной женщине не так-то просто. И дело не только в том, чтобы убедить других, что правда лучше лжи. Дело в том, чтобы бороться с ложью в себе самих. Чтобы самим избежать того самого «глянцевого» мировосприятия, симптомом которого, на мой взгляд, в равной степени являются и упомянутая Фотиния, и нарождающаяся «ortho-woman» . Проще говоря, в том, чтобы уйти от штампов и ярлыков в собственной картине мира.

Ведь и вправду: можно носить только черную бедную одежду «для смирения». А можно посещать дорогие магазины «для православных дам» и носить расписные платки исключительно ручной работы. И в том, и в другом случае одинакова опасность лицемерия, притворства, попытки саму себя и окружающих убедить в том, что делаешь все, «как настоящая христианка». Мне кажется, именно в этом стремлении «делать все, как положено» и соответствовать тому или иному образцу внешнего благочестия и таится главная опасность для современной православной женщины.

Православная женщина

С годами время набирает ход.

Обзор на скорости сужается всегда

И можешь не заметить поворот.

Ты все добычу ищешь на Земле,

Загнув глаза к бескрайним небесам,

Моля у Бога помощи себе.

Подумай, а помог ли сам?

Возможно ты в смятеньи будних дней,

Не разглядел дрожащих слабых рук,

Смиренно ждущих помощи твоей.

Подскажите, пожалуйста, где в Твери находится икона Божьей Матери «Нерушимая Стена»?

Несмотря на то что Типикон не считает капусту овощем, а называет ее «зелием», то есть травой, — это самый востребованный и незаменимый овощ на постном столе. В капусте содержится 13-100 мг/ на 100 г витамина С, Показать полностью… витамины группы В, Р и К, а также витамин U, который часто называют «противоязвенным фактором». В капусте много минеральных веществ (сера, кальций, калий, фосфор), богата она и фитонцидами. Низкое содержание углеводов делает ее полезной для больных сахарным диабетом. Более подробно о пользе капусты а также посмотреть рецепты приготовления можно в теме КАПУСТА. Виды капусты+ ПОЛЬЗА,лечение https://vk.com/topic-7602563_22166209

Вчера был самый тяжёлый день в моей жизни! Да! Так больно мне не было никогда — ни в детстве, ни когда-либо потом.

Мы с младшей Тонечкой гуляли, чем-то занимались дома. Показать полностью… Пришла из школы Варвара, чуть позже из сада две средние. Все было как всегда.

К вечеру девчонки почему-то поссорилось, раскричались, я «рявкнула», чтобы успокоились. В общем, обычная история.

Вернулся с работы муж, всех помирил, обогрел (это он умеет). Девчонки рассказали ему свои маленькие беды, обиды. И все сразу забылось. И опять любовь, смех, игры.

Православная женщина

Ваше Святейшество, досточтимые отцы, дорогие сестры и… братья!

С огромной благодарностью к устроителям, сегодня мы открываем Первый Форум православных женщин. Мне хотелось бы поднять тему собирательного образа сегодняшней главной героини – образа современной православной женщины. Точнее, двух его аспектов – нынешнего искажения и необходимости последующего медиаформирования.

Сегодня, будучи окруженной тысячей красивых и активных воцерковленных дам, особенно трудно поверить в то, что в сознании подавляющего большинства «внешних» людей православная женщина может быть двух «видов»: либо одинокая неудачница (семейное положение: разведена, воспитывает одного взрослого ребенка; род занятий – либо при церкви, либо на малооплачиваемой работе; внешний вид – неопрятная юбка, угрюмость, платочек, кроссовки, рюкзачок). Либо – толстая замученная мать многодетного семейства – в вечном безденежье, при унылом муже и сопливых детишках в одежках с соседского плеча.

Любые «исключения» из сложившихся в умах нецерковных граждан «правил» вызывают лишь осуждение, из серии ныне почти уже пережитого «попа на Мерседесе».

Почему за последние 20 лет сформировалось именно такое мнение – вопрос долгий и непростой, а некоторые настаивают на том, что он еще и спорный: мол, образчик нечесаной Фотиньи, читающей в метро молитвослов, обернутый в позапрошлогодний МК – дела давно минувших дней. Я занимаюсь этой темой не первый год и всегда с надеждой вслушиваюсь в аргументы тех, кто «не встречал» женщин, из смирения и традиции обернутых поверх джинс аляповатым платком или положившим на голову целлофановый пакет… К моему глубокому сожалению, спор почти всегда приходится выигрывать. Вспоминается комментарий одной ярой оппонентки, которая призналась, что увидела проблему только после того, как ее подруга попросила сводить ее в храм. Когда она увидела обычно аккуратную и более чем миловидную девушку, нацепившую на себя почти лохмотья, а на недоуменное «Что с тобой?» ответившую: «Ну так мы же в церковь!»

Надо признать, что мы самолично проложили тропу последовательной маргинализации образа современной православной женщины. Вопрос в том, как сойти с протоптанной колеи и во всеуслышание заявить, что женщина, находящаяся в церковной ограде, оказалась тут не из-за убогости, а наоборот. Она может не только «молиться, поститься и слушать радио Радонеж». Стать православной женщиной не так-то просто, а, следовательно, почетно. Что воцерковленность, патриархальная семья и дети (не один и даже не два), соблюдение традиций и постов не мешает ей иметь хорошее образование, прекрасную работу и ухоженную внешность. Она счастлива.

Фото Анатолия Данилова

Надеюсь, все понимают, что данный случай из разряда тех, когда мы видим «большое через малое» и, ведя разговор о стоптанных башмаках, на самом деле говорим о намного более важном, даже, не побоюсь утверждать, что о миссии. Святейший Патриарх Кирилл, еще будучи Митрополитом, поделился с журналистами тем, что был потрясен, получив от зрителей своей программы «Слово пастыря» письмо с вопросом, почему православные женщины так убого выглядят. Тогда владыка подверг критике тех верующих, которые с чрезмерным пренебрежением относятся к своему внешнему виду, создающему, по его словам, негативное впечатление от православия в целом : «Мы не должны производить впечатление странных, придурковатых людей, если мы хотим быть Церковью народа, а не замыкаться в гетто. Мы должны показать пример народу, в том числе и своим внешним обликом. Православие — это не убожество, это красота жизни!»

Сформировав адекватный образ православной женщины, мы должны поставить перед собой глобальную цель конкурировать с такими популярными женскими медиаобразами, как «Cosmo-girl» и «женщина-Vogue». На арену журнального рынка, который, будем честны, уже воспитывает и будет воспитывать наших дочерей, должен выйти образ «ortho-woman»: консервативной девушки (женщины), которая отлично вписывается в современные реалии, но опирается на вечные ценности, проповедуемые Православием.

Мы уже делаем первые шаги в этом направлении: православный женский журнал «Славянка» выходит в отличном полиграфическом качестве. Однако контент-наполнение опять же опускает нас на грешную землю. Мой любимый пример – это комментарий священника к статье о женщине за рулем:

«Мы не имеем права осуждать женщину, которая покупает автомобиль и начинает водить: это вынужденная мера, иначе она просто не сможет исполнять своих обязанностей перед мужем и детьми».

Или описание одной матушки:

«Она не станет блистать остроумием и привлекать к себе внимание своим личным мнением и рассказами. Как школьница, она говорит только тогда, когда ее спрашивают».

В сочетании с обложками, на которых размещены фото красивых женщин, но сделанные для семейного архива, это производит то самое убогое впечатление.

Кто-то возразит, что, мол, мы живем честно, и если светский глянец «отфотошопит» кавер-героиню до неузнаваемости, то задача православной журналистики – передать сиянье ее глаз и т.п. Однако известно, что в православных изданиях не брезгуют тем, чтобы пририсовать женщине на картинке из фотобанка юбку вместо брюк. Или заставить героиню материала, пришедшую на фотосъемку в штанах – обмотаться специально припасенным для таких случаев куском материи. И это нормально! Мы должны соответствовать заданной планке, но во всем! Благо для этого у нас есть все ресурсы, ведь даже первая леди страны соглашается появляться исключительно на обложках православных журналов, а это о многом говорит!

Православная женщина и — макияж?

От редакций: после ряда внесенных автором исправлений снова предлагаем вашему вниманию статью о женской косметике.

Тема эта, к сожалению, была и остается одной из самых обсуждаемых в нашем православном сообществе, особенно среди женской аудитории.

Поскольку Ваша покорная служанка закончила курсы макияжа и вообще очень долго фактически занималась визажом, то могу сказать об этом несколько слов.

«Грех ли сейчас краситься?» Это зависит от того, как женщина относится к этому процессу. Иногда его можно озвучить так: «Эх, Господи, как Ты плохо меня сделал, вот, что это за цвет губ? А глаза почему такие невыразительные? Ресницы, что, погуще и подлиннее нельзя было сделать, вот как это делается!» — и женщина исправляет то, что, по ее мнению, не получилось у Всевышнего. В таком случае — это грех, надо исповедовать. Если жена старается своему мужу напомнить, какой прекрасной её создал Господь, и чуть-чуть добавляет где-то «яркости», дабы привлечь внимание мужа, то, по моему мнению, в этом греха нет. — пишет иерей Алексей.»

Когда-то при воцерковлении у меня, семнадцатилетней девушки, возникло желание полностью следовать сути послания апостола Павла — о том, что «жена не должна себя украшать». Я поняла это прямо и перестала носить вообще какие-либо украшения, перестала делать прическу, перестала хорошо одеваться, перестала пользоваться каким-либо макияжем и средствами ухода. Конечно, чувствовала я себя белой вороной, мне было очень плохо и горько. В зеркало смотреть не хотелось. На праздники ходить не хотелось. Молодые люди на меня не смотрели. Вообще, жизнь рушилась! 🙂

В конце концов, я поддалась уговорам подруг и матери и прекратила это безобразие. Я решила для себя, что сейчас такой образ жизни не подходит горожанке, что надо выглядеть прилично, сообразно своему положению, не ввергая окружающих в искушение. Если сейчас считается приличным, чтобы женщина красиво причесывалась, хорошо одевалась и пользовалась макияжем — значит, так и надо делать, соблюдая меру и имея вкус.

Итак, что же такое макияж в историческом плане?

Женщина следит за собой при всех обстоятельствах, даже на войне в окопах, даже переживая тяжелую утрату: ночь напролет рыдает об умершем муже, но затем густо смазывает лицо питательным кремом, а на похороны является во всеоружии тщательного макияжа.

Косметика употреблялась уже в Древнем Египте: применяли сурьму, яркую помаду, глаза подводили зеленым, украшались татуировками, пользовались духами и ароматными маслами, и за века до новой эры, т.е. Рождества Христова, «снадобья для подкрашивания лица» считались злокозненными хитростями, свойственными лживому женскому роду. Преподобный Иоанн Дамаскин (VIII век) называл обольстительницами тех, кто раскрашивает свое лицо подобно цветущему лугу, румянит щеки разными тонами, белит лицо крахмалом, подводит черным глаза, украшает шею, руки, волосы золотыми украшениями, использует различные благовония. Но, увы, во все времена благочестие терпит поражение в состязании с стремлением женщин к красоте, как они ее понимают.

С другой стороны, на Востоке глаза красили еще со времен древнеегипетских сурьмой (кохлем), так как она, во-первых, дезинфицирует глаза, во-вторых, укрепляет глазной нерв, в-третьих, предохраняет нежную кожу вокруг глаз от солнечного излучения. И делают они там на Востоке так до сих пор, причем не только женщины, но и мужчины!

В Западной Европе первоначально макияжем и помадой начали пользоваться мужчины-аристократы, века начиная с 16-го. Эта мода — белить лицо, подводить глаза, ставить мушки и пользоваться помадой — пришла из Турции. Затем этой моде стали следовать аристократки, а за ними — женщины полусвета. Модно было быть белолицыми, с губками «сердечком», с черными точками, подчеркивающими красоту — «мушками». В дальнейшем, под действием протестантских и лютеранских идей вся мода на роскошь и все, что было связано с аристократическими привычками, подверглась критике. Включая и макияж.

В России мода на макияж, тоже придя с Востока, в городской моде распространилась весьма широко. В 15-м веке женщины из богатых семей, выходя на улицу без густо замазанного белилами лица, красных щек, густо начерненных бровей и ресниц, подвергались общественному порицанию. Это мода прекрасно сочеталась с набожностью и благочестием.

В течении 19-20 веков мода на макияж то приходила, то уходила.

Губная помада, как и многие другие косметические средства, была изобретена в Древнем Египте.

Тогда в ходу была помада ярких и темных оттенков, получаемая из красной охры и натуральных оксидов железа. Она делала губы зрительно тоньше и изящнее. Древние греки позаимствовали помаду у египтян и охотно ее использовали. При этом она была ничуть не менее популярной, чем в Древнем Египте. А вот в годы мрачного Средневековья использование губной помады могло стать поводом для уличения женщины в колдовстве. Возрождение в сфере косметики случилось лишь в эпоху Ренессанса с ее культом человеческой красоты. Причем косметика в то время использовалась настолько интенсивно, что в XVII веке английский парламент принял закон, дававший мужчине право развестись с женой, если после свадьбы он обнаружит, что в действительности она не так красива, как была в период сватовства.

При дворе Людовика XVI красили губы и мужчины — чтобы контуры рта были заметны и не сливались с бородой и усами.

В Советском Союзе женщины до 60-х годов редко пользовались помадой, даже в образованных кругах, так как это считалось вульгарным. Моя бабушка начала краситься после 25-ти лет, когда у нее уже были дети, под влиянием своих подруг. А мода красить глаза стала повсеместной в 1960-х — с ее огромными стрелками и накладными ресницами. Мода на тональные средства и тени для век появилась позже, вместе с импортной косметикой.

Сейчас происходит очередная волна отказа от макияжа в обществе. На западе это связывается с подъемом феминистического движения. В России, наоборот, макияж — спутник феминизма. Как вариант этой тенденции «естественной красоты» — мода на незаметный макияж, а также перманентный макияж.

Иногда новоначальные пытаются соблюдать всю строгость правила, не красясь и не наряжаясь, забросив косметику и парикмахерскую, превращаясь в свою собственную тень. Почему, спрашивается, новоначальная не начала с другого края свой духовный подвиг? Например, раздала бы свое имущество бедным, продала бы квартиру, последние серьги и не имела бы второй одежды, как это напрямую сказано в Евангелии и святоотеческом писании? Потому что подвиг нестяжания труднее и тяжелее, чем формальное соблюдение внешних правил?

Итак, если Вы искорените в своем сердце главную причину греховности — стремление соблазнять, что для замужней женщины вообще грешно, или стремление выглядеть лучше , красивее других, или лгать своей внешностью — что Вам на самом деле не тридцать а сорок, что Вы бледная замученная горожанка, а не полнокровная дева — тогда Вашей душе и макияж, я уверена, не повредит.

Если помнить, что красная помада — это символ сексуально возбужденной женщины, женщины, которая готова к спариванию, то не станешь лишний раз с цветом помады перебарщивать. Крась красной помадой губы дома, для мужа, перед любовью, не будет тебе в том греха 🙂

(Замечу, правды ради, мужчин в женщинах привлекает не лицо, уж тем более не украшения . Соблазняет мужчин запах, тембр голоса, выражение глаз, фигура и какие-то ее детали, общее впечатление от женщины. Походка, манеры. В общем, что-то такое, что от женщин в основном ускользает. Почему ту или иную женщину считают соблазнительной, а другую — нет? Женщинам часто не понять. Или наоборот, красивая женщина остается одинокой, либо к ней липнут только ценители внешности, распутники. Вот эту проблему косметикой не решишь. )

Зачем мы в основном наносим макияж? Юная девушка — для того, чтобы выглядеть взрослее, а также для модного вида. Женщина постарше — чтобы выглядеть прилично и как все. Иногда — чтобы придать своему бледному лицу какие-то краски, чтобы выглядеть ярче. Иногда — чтобы скрыть недостатки. Мудрые женщины макияжем подчеркивают достоинства своего лица и исправляют недостатки. Как правило, чем старше женщина, тем больше ей надо макияжа. Как правило, под макияжем мы скрываем свое недовольство своим внешним видом, свое разочарование в собственной внешности, стремление вернуть ускользающую красоту или придать своей внешности те черты, которыми мы не наделены от природы.

Мне очень нравится высказывание Хакамады — «макияж — средство исправить недостатки прически». Замечали — к прекрасной удачной прическе не нужно много макияжа?

Самое смешное, что как раз тогда, в семнадцать лет, мне и не нужно было особенно макияжа. Это все были надуманные слезы.

Красота женщины идет изнутри. Душой лицо освещается, а следы прожитого в жизни отпечатываются на лице лучше, чем в документах.

Правильно сказано «в двадцать лет женщины то лицо, которое дала природа, в сорок — которое она заслужила».

Я всегда негодовала на свою внешность. Бог дал мне бледную кожу, которая краснеет, стоит мне поволноваться, выпить горячего или пройтись по ветренной улице… Светлые бровки и реснички… Светлые глазки… Я всегда видела в своей внешности изъяны, которые надо было закрасить или изменить. Стоит ли говорить, что это в основном были комплексы? 🙂 Выражение лица — вот самое главное, что красит женщин. По утрам, пред тем как нанести макияж у зеркала говорите себе — «слава Богу, что он создал меня такой красавицей!» Вам потребуется гораздо меньше макияжа, чем обычно. Проверено! Подумайте о мужчинах. Почему они кажутся нам красивыми, со своей красной рожей и невыщипанными бровями, морщинистой кожей?

В прочем, если макияж может помочь Вам быть уверенной в себе (а мне это помогает), то тогда кто же Вам запретит! Если только муж. Вспоминается сцена из фильма «Стояние Зои» — священник говорит матушке «да Вы, сударыня, губы накрасили…» и умывает ее в тазу с полощащимся бельем. Не удивляйтесь, короче, если муж как-нибудь попросит Вас краситься меньше. И уж тем более не оскорбляйтесь. Многие, ой многие мужчины категорически против макияжа. И даже неправославные. У мужчин отношение к макияжу совсем не как у нас.

В завершении — пара советов, касающихся собственно макияжа. Если Вы подбираете каждый раз помаду в тон одежды — у Вас есть вкус. Если Вы подобрали раз и навсегда помаду, под Ваш тип внешности — у Вас вкус отличный! Если Вы делаете акцент на губах, не красьте сильно глаза. И наоборот… Лучше всего следовать восточному принципу. Арабские дамы сильно красят глаза, но помада у них в основном светлая, это при брюнетистой-то внешности! А потому, что у них яркая помада — вульгарной считается. Глаза в пол-лица зато нарисовать там считается нормой… (не призываю этому).

Сейчас в моде всевозможные блески для губ. Вот и возьмите их себе на вооружение! Глаза — зеркало души. Подчеркивайте их. Если у Вас есть время, сделайте лучше себе «японский» макияж. Суть его в том, что его не видно. Главный акцент — на коррекции изъянов кожи и оформлении формы лица.

Главный принцип макияжа, если Вы уж и делаете его, не торопитесь и не перебарщивайте. Профессиональный базовый визаж занимает два часа. Суть в том, что все делается аккуратно. Концертный макияж — щеки красные, глаза черные, длинные наклеенные ресницы и рот малиновой раной сделать — десять минут. Это для того, чтобы было видно издалека. В обычной жизни такая внешность подходит только клоунам.

Во внутрицерковном обществе — будьте готовы — Вам могут поставить условие отказаться от макияжа и вообще приукрашения собственной внешности. Если Вы прихожанка храма, Вам могут и не сделать упрека никакого. А вот если Вы певчая, сотрудница или вообще матушка, чтобы быть принятой во внутрицерковное общество, надо придерживаться достаточно жестких правил поведения и внешнего вида. У нас, например, на приходе и в «среде» это именно так. Как-то я пришла в приходской склад, случайно так получилось зайти, хорошо еще платочек был с собой. О ужас — джинсы, блондинистая челка, помада, пирсинг в ушах. Мне заявили, что я выгляжу неправославно, и чуть было не выгнали вон. Бабульки строгие. Я ничуть их не осуждаю. Сама виновата. 🙂

Тертуллиан, о макияже и вообще об украшении себя — одеждах, украшениях, прическах (ох, обличает же он меня :))

«Все то, что мною досель сказано, не к тому клонится, чтобы обратить вас к образу жизни, так сказать, мужицкому и отвратительному, или посоветовать вам не соблюдать опрятности в своей особе. Намерение мое состоит только в том, чтобы показать вам, до какой степени и до каких пределов может простираться заботливость ваша о своем теле, дабы целомудрие было неприкосновенно. Не должно выходить из границ скромной благопристойности и приличной опрятности. Надобно начинать с того, чтобы нравиться Богу. Наиболее оскорбляет Его безмерная склонность многих женщин употреблять всякого рода снадобья, чтобы сделать кожу белой и гладкой, чтобы красить лицо и щеки свои румянами, чтобы чернить брови сажею. Видно, что простое творение Божье им не нравится, когда они находят в нем недостатки.

Иные из вас беспрерывно занимаются мазанием своих волос, чтобы доставить им белокурый цвет. Они как будто стыдятся своего отечества, и сердятся, что рождены не в Галлии или Германии. Они стараются насильственно передать волосам своим то, чем природа одарила сии народы. Печальное предзнаменование составляют сии блестящие волосы: суетная и мнимая красота их приводит к безобразию. Действительно, не говоря о прочих неудобствах, не правда ли, что чрез употребление сих благовоний теряются нечувствительно волосы? Не правда ли, что и самый мозг слабеет от сих посторонних влаг и от безмерного солнечного жара, на котором угодно вам палить и сушить свою голову? Можно ли любить прикрасы, производящие столь гибельные следствия? Должно ли называть добром то, что составлено из столь непристойных вещей?

Скажите: какую причину имеете вы являться в великолепном наряде, когда вы разлучены с другими женщинами, имеющими надобность в нем по таким побуждениям которые до нас не касаются? Вы не посещаете языческих храмов, не присутствуете на их зрелищах, не бываете на празднествах богов. Обыкновенные же поводы расточать такую пышность в одежде состоять именно в том, чтобы находиться в собраниях, чтобы видеть других и себя показать, чтобы выставить на продажу целомудрие.

Подлинно великая хула, когда кто скажет о ком либо из вас: эта женщина стала скромнее, сделавшись христианкою! Как! Не уже ли вы боитесь прослыть беднее, сделавшись богаче, или показаться небрежнее, ставши почтеннее? Христианин должен ли следовать правилам языческим, или правилам Божиим?

Простота и целомудрие да будет единственным вашим убранством. Начертите на глазах своих смиренную скромность, происходящую от благоустроенной внутренности. Привяжите слово Божие к ушам, а иго Христово к шее своей. Покаряйтесь мужьям: сего довольно для вашего украшения. Занимайте руки свои прядением, и удерживайте ваши ноги в кругу домов ваших: ноги ваши от того сделаются более красивы, чем от избытка золота. Исполняйтесь радостью мудрости, святости и чистоты. Если вы так себя изукрасите: то Сам Бог будет любить вас верно и вечно.»

Во время службы, иногда находясь обществе молодых монахов, я встречаюсь с ними взглядами — и понимаю, потому что они поспешно отворачиваются — что я возможно стала для них поводом для соблазна. Одного только взгляда достаточно. Даже если в храм я пришла ненакрашенной и со скромным платочком. Со старыми священниками это не происходит. Так что наверное нам не надо бояться случайно кого-то соблазнить своим макияжем, скромными украшениями и одеждой, недостаточно балахонистой. Для соблазна повод найдется всегда. Следите за тем, что происходит в вашей голове.

От себя я могу сказать, что на исповеди каждый раз каюсь в том, что украшаю себя, в том числе плетением волос и краской для лица.

А макияж предпочитаю такой, чтобы точно нельзя было сказать, есть он меня или нет, пока вплотную не подойдешь. Хотя на праздники, да, размалевываюсь по всем правилам. Однажды, на выезде на природу, мой родной брат попросил меня краситься. У меня обгорело лицо на солнце, от дыма кострового это еще усугубилось, и моя внешность стала просто уродливой. Он попросил меня как то привести себя в порядок. И подумав сказал… «Не ходи ненакрашенной вообще. Тебе макияж идет. Только не перебарщивая….»

Еще один плюс в защиту макияжа и прически. Я не знаю, как следует выглядеть правильной христианке. Будет ли польза православной вере, если я превращусь в неухоженную женщину? Не будет ли это соблазном для окружающих? Они скажут себе в сердце своем » вот эта Елена кичится своим православием, она выглядит как сектантка помешанная, все православные на голову двинутые»…. Мне кажется, не будет от этого пользы окружающим и имиджу православной церкви. С другой стороны, многие богословы как нашего времени, так и древние, пишут что-то в смысле «вы должны показывать, что вы не принадлежите остальному миру, что Вы отличаетесь поведением, в том числе и внешним видом, от язычниц и неверующих…»

Тогда получается, что правы и те и другие — и те кто призывает дев и женщин носить платки и балахоны, забыть о косметике и краске для волос. И те, кто пытается не оттолкнуть своей внешней набожностью общество от церкви.

А Вам желаю быть счастливыми, какой бы внешностью Вас не наградил Бог.

протодиакон Андрей Кураев «о женской косметике»

В основном я с ним согласна. Он сказал правильную вещь. Есть ли святые женщины в нашей православной церкви, которые точно пользовались косметикой? Конечно! Например, императрица страстортерпица Александра Романова с дочерьми, святая княгиня Елизавета. Это было признаком приличия и традиции того общества.

Теперь по поводу комментариев. Уважаемые читательницы! я с удовольствием отвечу Вам на вопросы о моем опыте, подскажу какое-то решение в случае практических вопросов макияжа. Вступать же в пререкания меня батюшка не благословил ( на написание этой статьи я взяла благословение). Так что не обижайтесь, если я не буду отвечать на некоторые комментарии.

Источники:
Ищите женщину
Какая она…современная православная женщина… чем живет? Можно ли ей ходить на работу, или ее удел — знаменитые «три К» (Kinder, Kirche, Kuchen)? Почему дома она слушается мужа, а в Церкви занимает руководящие посты? Всегда ли она ходит в платке и с молитвословом, или ей разрешается делать прическу и макияж? Как угадать в толпе православную женщину?..
http://www.slavianka.com/read/brak-i-semya/Ishite-zhenshinu-v-tcerkvi/
Православная женщина
С годами время набирает ход. Обзор на скорости сужается всегда И можешь не заметить поворот. Ты все добычу ищешь на Земле, Загнув глаза к бескрайним небесам, Моля у Бога
http://vk.com/orthodox_woman
Православная женщина
Приход Свято-Троицкого храма гор. Кириши
http://sv-troica.prihod.ru/publicationscat/view/id/27885
Православная женщина и — макияж?
Женщина следит за собой при всех обстоятельствах, даже на войне в окопах, даже переживая тяжелую утрату…
http://www.matrony.ru/pravoslavnaya-zhenshhina-i-makiyazh/

COMMENTS