Философия общения с людьми

Психолог Сергей Ключников — Философия общения и его глубинные механизмы

Психолог Сергей Ключников — Философия общения и его глубинные механизмы. Главные законы общения

Философия общения и его глубинные механизмы. Главные законы общения

В психологии принято считать, что общение – это процесс установления и развития контактов между людьми. Контакты служат для обмена разнообразной информацией в широком смысле этого слова: не только новыми фактами, но и эмоциями, энергией, оценками.

Именно общение делает человека человеком, и это не пустые слова. Без общения с людьми, маленький ребенок отнюдь не превращается в прекрасного Маугли, но утрачивает способность быть полноценным человеком.

После пяти лет детей, которые до этого росли с животными, нельзя даже научить говорить, не говоря уже о более сложных человеческих действиях.

Сколько с ними не занимайся, но результат будет почти нулевым — некоторые клетки головного мозга так уже и невозможно вывести из спячки. Более того, без общения, обязательно предполагающего использование языка и обмена вниманием маленькие дети гибнут.

Это подтверждает известный случай, произошедший со знаменитым немецким правителем Карлом Великим, который решил узнать, что представляет собой истинный язык Адама и для этой цели провел жуткий эксперимент над девятью младенцами.

Карл запретил матерям говорить с ними, хотя питание и остальной уход полностью сохранился. В итоге младенцы так и не заговорили ни на языке Адама, ни на немецком, но вскоре все умерли. И потому научить человека общаться с самых ранних лет очень важно.

«Я есть то, что я отдал», — сказал философ Габриэль Д’Аннунцио.

Законы, управляющие общением, строятся по закону причинно-следственной связи. Если рисовать картину грубыми мазками, то получится примерно следующее:

Вкладываешь силы и душу в позитивное общение — получаешь позитивное общение, вкладываешься в конфликты — получаешь конфликты.

Стараешься совершенствовать своё общение — со временем оно делается все лучше и становится все более богатым.

По своей тонкой природе общение сравнимо с алхимией, только в области психологии.

Сигналы, энергии, образы, слова перетекают от одного человека к другому и вступают во взаимодействие с его видением мира, энергетикой и чувствами, а потом происходит возвращение — в том или ином виде. Человек осмысливает информацию, переваривает ее и выдает в своем преломлении.

Собеседник, получив этот преломленный ответ, считывает его своей психикой, и выдает свое. Так и рождаются порции комплиментов или порции оскорблений.

Носитель этих обменных процессов (мы будем раскрывать его уровни постепенно) — и более грубый, словесный, и более тонкий, невербальный (взгляды, жесты, движения) и тончайший, энергетический. Общением люди могут обогащать и поддерживать друг друга — или топить и отвергать.

Через общение можно даже изменить судьбу: за нас может как бы зацепиться жизнь другого человека, другой причинно-следственный ряд — и наш путь изменится.

Источник:
Психолог Сергей Ключников — Философия общения и его глубинные механизмы
В психологии принято считать, что общение – это процесс установления и развития контактов между людьми. Контакты служат для обмена разнообразной информацией в широком смысле этого слова: не только новыми фактами, но и эмоциями, энергией, оценками. Именно общение делает человека человеком, и это не пустые слова.
http://www.kluchnikov.ru/stati-avtorskie/psihologiya-obsheniya/966-filosofiya-obshheniya-i-ego-glubinnye-mexanizmy-glavnye-zakony-obshheniya.html

Философия общения: чего на самом деле ждут от нас собеседники (часть 1)

Философия общения: чего на самом деле ждут от нас собеседники (часть 1)

Невозможно оправдать ожиданий, которых нет…

Говорят, что человек – социальное животное. С легкой руки Аристотеля это определение прочно утвердилось в европейской традиции. Однако можно добавить, что человек – существо вынужденно социальное. Множество философов – от Платона до немецких антропологов ХХ века – обосновывали это положение.

Уже у Платона находим первые намеки на теорию, которая в Новое время получила название теории общественного договора. Только в обществе человек способен реализовать себя и удовлетворить свои потребности. Только общество может обеспечить человеку его личную безопасность. Ради этой безопасности человек жертвует частью своих личных интересов и принимает правила, которые предлагает ему общество. Фрейд выразился еще более прямо, заявив, что за безопасность и жизнь в обществе человек расплачивается… своим счастьем.

Представители немецкой антропологической школы подчеркивали, что человек – существо в биологическом смысле ущербное; оно просто не в состоянии обеспечить свое видовое выживание в одиночку. В смысле же потребностей человек существо избыточное. Самостоятельно удовлетворить все свои потребности (которые далеко выходят за рамки необходимого) оно тоже не может.

В какой-то момент истории (а лучше сказать – в доисторический период своего существования) человек выбирает «общество», «стаю», «стадо». Он становится социальным животным. Он принимает на себя обязательства «платить по счетам». Он накрепко усваивает истины, которые связывают воедино стадный инстинкт и инстинкт самосохранения. И до сих пор вынужденный характер социальности дает о себе знать.

Особенно остро это чувствуют те, кто справедливо считает себя интровертом. Впрочем, весьма условное разделение на интровертов и экстравертов в контексте данной темы значения не имеет, ведь в ситуации, когда вступить в общение необходимо, может оказаться каждый.

Те, кому знакомы некоторые трудности в общении, наверняка замечали, что еще до начала общения в голову приходят вот такие мысли:

— А как этот человек отреагирует на то, что я с ним заговорю?

— А будет ли уместно, если я сейчас заведу разговор?

— Похоже, я ему не нравлюсь.

— Ну… выглядит, вроде, вполне доброжелательно…

— Нет, эта, скорее всего, не ответит… Или даже нагрубит.

Вот в таких разнообразных формах приходят, по сути, мысли о двух вещах: об оценке меня этим человеком и об оценке этого человека мной.

Почему это так важно? Да всё потому же – в силу своей социальности нам важно знать, что представитель «общества» не собирается нас отвергать. Пока представители общества меня принимают и считают за своего – я в безопасности. Но если со мной «что-то не так», меня могут и отвергнуть… а вот это уже страшно.

Конечно, с нами со всеми «всё так». По-своему, по-разному, но «так». А вот глубинного понимания этого многим не хватает. Не будем отвлекаться на вопрос, почему. Сейчас важнее обозначить результат. А результат таков: многим людям знаком комплекс неполноценности и заниженная самооценка, а большинству не хватает принятия себя. Именно это и дает основания для мыслей о том, что со мной «что-то не так», а, значит, меня могут отвергнуть. Намного проще не рисковать, не подходить, не проявлять инициативы, не вступать в диалог…

Но бывает, что надо. Просто надо. Необходимо. В таких ситуациях дает о себе знать подсознательное желание снизить риск быть отвергнутым. Что для этого нужно? Понравиться другому.

Людей, способных пренебрегать чужим мнением (не в силу протеста, а в силу непоколебимой уверенности в себе) не так уж много. Давайте будем честны: для большинства из нас мнение других имеет значение. Сейчас мы не станем затрагивать вопрос о том, как еще в детстве формируется стремление быть «хорошей девочкой», «отличником», всем нравиться и оправдывать ожидания окружающих – это отдельная большая тема. И хотя разумом каждый понимает, что «всем нравиться нельзя», на подсознательном уровне понравиться новому знакомому или значимому собеседнику хочется. Нередко это проявляется внешне: человек начинает «прихорашиваться», поправлять волосы, стряхивать соринки с одежды, старается принять более респектабельный вид, выправить осанку, прокашливается, настраивая голос.

Человек делает всё это по вполне понятным причинам, в какой-то мере такое поведение оправдано и логично. Вот только есть одно «но». Всё это вообще никак не влияет на процесс общения. И уж тем более это не делает общение комфортным и эффективным. Часто – как раз наоборот.

Дело в том, что в то время как один человек стремится оправдать ожидания другого человека, другой этих ожиданий в отношении него вовсе не имеет. Конечно, он чего-то ожидает. Но только не того, что кто-то другой будет соответствовать его ожиданиям… Тогда чего же? Попробуем разобраться

Принцип эгоцентричности, или Эго – это наше всё

В мировой философской традиции эгоизм и альтруизм в течение долгого времени представляли собой два несовместимых принципа, определяющих отношение человека к себе и к другим. И то, и другое успело обрасти ореолом крайностей: эгоизм клеймился позором, альтруизм приравнивался к святости… Где-то с Ренессанса отношение к эго стало меняться – то там, то тут стали разделять «плохой» эгоизм и «хорошую» любовь к себе. В 17 веке альтруизм и эгоизм попробовали худо-бедно примирить в рамках теории разумного эгоизма. Выглядело это примерно так. Да, я хочу, чтобы было мне счастье, и для этого мне, пожалуй, придется сделать что-то хорошее и для других, ведь если другие будут недовольны, с них станется покуситься на мое счастье… Я забочусь о других, не всё ли вам равно, по какой причине я это делаю!

В наши дни отношение к заботе о себе и о других принципиально изменилось. Забота о себе стала пониматься как необходимое условие заботы о других.

У каждого из нас есть близкие, дорогие люди, о которых мы заботимся не из чувства долга, а по велению сердца. Но мы можем дать другим лишь то, что с избытком имеем сами. Несчастный не может сделать счастливыми своих близких. Больной не в состоянии позаботиться о здоровье своих детей. Измученный и вымотанный трудоголик не поделится зарядом энергии с родными. Иначе говоря, хочешь позаботиться о других, будь любезен, начни с себя. Как в самолете: кислородную маску себе, потом – ребенку. Не из эгоизма. А из тех соображений, что, лишившись жизни или хотя бы сознания, вы уже точно никому полезным быть не сможете…

Называть это эгоизмом не хочется. Ведь это не выпячивание своего Я вопреки мнению и потребностям других. Скорее, это понимание того, что «я здоровый, счастливый и благополучный» более полезен для семьи или общества, и что сделать себя таковым – моя забота. Представление о том, что с себя всё начинается, что я есть точка отсчета в субъективной системе координат, тот центр, из которого я смотрю на мир и на других людей, можно назвать эгоцентризмом.

Быть эгоцентричным сегодня – социально желаемая и одобряемая норма. Всякий человек, обладающий адекватной самооценкой и не чуждый идеям личностного роста, так или иначе эгоцентричен.

Но дело не только в трендах психологической действительности. Достижения квантовой физики подтверждают ту же мысль: реальность зависит от того, кто ее наблюдает, некое Я определяет то, как эта реальность выглядит. Об объективности приходится забыть. Вместо этого всё очевиднее становится тот факт, что лично я имею дело не столько с самим миром, сколько со своим видением этого мира. Какими бы я ни видел людей вокруг себя, это лишь мое видение этих людей, а то, какое они производят на меня впечатление, зависит от того, как я воспринимаю их.

Человек может быть не эгоистичным. Но он эгоцентричен каждый миг своей жизни. Желая с кем-то познакомиться, мы думаем о том, как бы понравиться новому собеседнику. То есть мы (в силу своей эгоцентричности) думаем о себе и именно это считаем важным.

Стоп. Но ведь ваш собеседник тоже эгоцентричен… Может ли он думать о том, как важно – понравитесь вы ему или нет? В лучшем случае, он думает о том же, о чем и вы. Либо ему всё равно, либо он сам озабочен тем, чтобы понравиться вам. Вот поэтому стремление произвести на кого-то хорошее впечатление – одно из самых бесполезных занятий на свете.

Впрочем, произвести хорошее впечатление все-таки можно. И в этом кроется один из секретов успешного и эффективного общения. Вы можете произвести хорошее впечатление – но не пытаясь его произвести, а показав, что ваш собеседник произвел хорошее впечатление на вас. Показывая, что собеседник вам симпатичен, вы демонстрируете ему, что он достиг той цели, которую и вы сами хотели достичь.

Психолог Лиллиан Гласс рекомендует: «Не заинтересовывайте, интересуйтесь!». И это, правда, лучшее, что вы можете сделать в общении. Эго вашего собеседника только того и ждет, чтобы его заметили, увидели, признали и приняли! Вам нет дела до его эго? А ему – до вашего. Вопрос в том, кто из вас двоих заинтересован в этом акте общения и каких целей хочет добиться.

Ваша цель – завязать знакомство, наладить контакт и произвести хорошее впечатление? Тогда вам придется смириться с тем, что ваше эго интересует только вас. Проявить интерес к другому человеку в данной ситуации – всего лишь средство, прием, который поможет вам достичь вашей цели. Конечно, этот интерес должен быть искренним. Как научиться искренне интересоваться другими, особенно, если на самом деле они вам не интересны, – это отдельный разговор. Пока же можно начать с принятия маленькой и простой истины: мой собеседник эгоцентричен, и он ждет, что я проявлю к нему интерес. Это так.

Итак, первое, чего на самом деле ждут от нас собеседники, это искренний интерес, проявленный к их персонам. Однако есть еще две вещи, которые гораздо важнее этого. Именно от них зависит, состоится ли общение вообще и насколько комфортным оно будет. Но о них – в следующий раз.

Источник:
Философия общения: чего на самом деле ждут от нас собеседники (часть 1)
Невозможно оправдать ожиданий, которых нет Говорят, что человек социальное животное. С легкой руки Аристотеля это определение прочно утвердилось в европейской т …
http://www.b17.ru/article/31238/

Философское осмысление сущности понятия общения

Категория «общение» имеет в философии значительную историю научного осмысления. Рассмотрение системы взглядов на проблему общения с точки зрения философского осмысления коммуникативного процесса позволит не только определить основные подходы к исследованию сущности общения, но главным образом выявить основные «векторы», определяющие общение как феномен, роль общения в жизнедеятельности человека, что является основной задачей анализа философского материала и его дальнейшего использования в профессиональной деятельности журналиста. Теоретическое видение понятия «общение» позволит выйти на практическое использование механизмов общения в журналистике.

Проблема общения не развивалась прямолинейно в истории философии. Скорее этот процесс можно было бы назвать зигзагообразным, каждый «параболический» скачок которого возникал в моменты, когда на «пьедестал» истории «поднимался» человек. Во многом именно интерес к человеку и становился той «архимедовой» точкой (В. Дильтей), которая обусловливала философское осмысление характерных черт и особенностей общения, установление его генетических связей с процессами развития и саморазвития личности, с её с деятельностью.

Данный подход к определению истины позволял в ходе общения «родиться новому существу», «нечто-сущности», немыслимой до разговора. Такое понимание общения было новаторским шагом в истории философии и культуры на пути к современному пониманию диалога как «сложного явления, производящего совершенно особую, непредсказуемую до диалога смысловую сущность», по определению М.М. Бахтина, В.С. Библера, Г.Г. Гадамера, Э. Фромма и др.).

При этом важным было и то, что античные философы воспринимали общение как «взаимовоспитательные» контакты, в процессе которых возможно воспитание себя как личности, способной к постоянному саморазвитию и самосовершенствованию.

Однако восприятие общения античными философами исключительно как интеллектуального, основанного лишь на передаче мнений и знаний, было далеко неполным, отрывочным и до конца не определяющим сущности общения в системе человеческих взаимоотношений.

Новое осмысление человеческого общения связано с эпохой Возрождения и становления гуманизма, с периодом, когда человеческое существо воспринималось как особый микрокосмос, стягивающий вокруг себя окружающий мир (П. Мирандола, Н. Кузанский), как «модель мира» (Леонардо да Винчи). Провозглашение «экспансионизма» человека повлекло за собой художественное исследование человеческого общения в произведениях Д. Алигьери, Дж. Боккаччо, Ф. Петрарки и др. Именно они создали чувственно-разумную модель человеческого общения, основанную на идеях активной самореализации человека, свободы воли, нравственности, любви, и подкрепляемую принципами доброты, равенства всех людей, гармонии, провозглашенных Дж. Манетти, М. Фичино, Ф. Патрици и др.

Такой подход к человеку способствовал первому прикосновению (М. Лютер, Ж. Кальвин, У. Цвингли, Л. Вилла и др.) к тому, что сегодня именуется «коммуникативной этикой», «рациональной этикой дискурса», включающей в себя следующие аспекты, которые актуальны для современного осмысления общения:

— «настроенность» и «установка» на мир собеседника;

— доверительно-понимающее («герменевтическое») отношение к другому;

— возможность разнообразных мнений (плюрализм);

— «убеждение с помощью различных доводов»;

— рациональная организация дискуссии;

— «вслушивание» (проникновение) в смысл сказанного;

— «диалектическое» обсуждение предмета и др.

Однако всепоглащенность внутренним миром человека во многом заслонила от философов Возрождения отношения человека к человеку (определяющие сущность общения), которые, если и рассматривались, то только как познавательные, венчаемые «актом божественного творения».

Проблема общения как таковая не рассматривалась этими философами, но ими была выдвинута важная идея, касающаяся основ системы взаимоотношения и общения между людьми. В отношениях к другому человеку, по мнению А. Шопенгауэра, первенство должно отдаваться морали, выражающейся в феноменах сострадания, справедливости и человеколюбия: «При соприкосновении с каждым человеком не давай ему объективную оценку в соответствии с его ценностью и достоинством…, а учитывай только его страдания, его нужду … – тогда будешь чувствовать постоянное родство и симпатию к нему … будешь ощущать по отношению к нему то самое сострадание, которое одно только и есть agape (любовь), к коей взывает Евангилие» (А. Шопенгауэр). Такое видение человека было важным, однако недостаточным для определения сущности общения в системе взаимоотношений между людьми.

В «русском духовном ренессансе», в работах религиозно-космологического направления (В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, В.В. Зеньковский, Н.О. Лосский и др.), тоже утверждался Человек в его единстве с космосом и природой. Провозглашая примат личности над обществом, религиозные философы особо выделяли стремление человека не к самоизоляции и самосозерцанию, а к «размыканию в универсум, к наполнению универсальным содержанием, к общению со всем» (Н. Бердяев). Общение, по их мнению, является, «некоторым первичным качеством, основополагающей чертой каждого сознания» (Н. Лосский).

Однако следует заметить: говоря о человеке как «некоем великом мире – микрокосмосе», религиозные философы зачастую не видели в нем деятеля истории, отдавая предпочтение Богу. Отсюда вытекало то, что общение между людьми не рассматривалось ими как самостоятельная проблема. Но в силу её значимости не затронуть её они не могли, так как понимали, что только в общении человека с человеком может быть осуществлено — «всеединство»: «Я называю истинным всеединством такое, в котором единое существует не за счет всех или в ущерб им, а в пользу всех» (В. Соловьев).

В связи с таким пониманием Человека религиозные философы в общении видели:

— принцип духовных изменений в личности общающихся (Н.А. Бердяев);

— путь познания другого в процессе «вчувствования» – непосредственного восприятия «чужой боли», которая не может стать «переживанием» личности её фиксирующей, но может вступить в кругозор «сознания как предмет наблюдения», влияя на общающихся, вызывая в них душевное движение (Н.О. Лосский);

— условие роста единства (Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский), духовного, первичного и неразложимого единения, внутренней соединенности (С.Л. Франк), рождения «соборности» (В. Розанов), образования синтеза (Д. Мережковский), «коллективистского» соединения (А.А. Мейер) людей.

Заслугой этого периода истории является то, что на место человека как познающего субъекта приходит «целостный человек», интерес к исследованию которого наблюдается до сих пор.

Такое понимание помогает осознать человека как многоэтажное явление, подобное Вселенной, одной из составных частей которого является человек как общественное существо. Отсюда можно вычленить связь между человеком и обществом, т.е. подойти к проблеме человеческих отношений и роли общения в их формировании. Русские философы, воспринимающие человека в качестве микрокосмоса, считали человека особым процессуальным целым, бытие и становление которого невозможно без его контактов с окружающим миром.

Таблица 1 — Смысловые подходы философов к общению через понимание Человека

Источник:
Философское осмысление сущности понятия общения
Категория « общение » имеет в философии значительную историю научного осмысления. Рассмотрение системы взглядов на проблему общения с точки зрения философского осмысления коммуникативного процесса
http://megaobuchalka.ru/5/26103.html

COMMENTS